Евгений Чичваркин: украинский кризис привлек оппозицию к Путину

Опубликовано: 18.04.2017

видео Евгений Чичваркин: украинский кризис привлек оппозицию к Путину

Евгений Чичваркин – Нами Правят Злые Тупые Воры

Евгений Чичваркин – личность со всех боков эпическая. В Рф его больше знают как бывшего совладельца «Евросети», в Лондоне – как основоположника винного бутика Hedonism Wines в престижном районе Мейфер. Он успел поучаствовать в общественно-политической деятельности, сделать новый логотип «Открытой Рф» Ходорковского и выступить с плакатами No Putin. Медийность и публичность нашего героя зашкаливает, потому интервью вышло обо всем: о бизнесе, Трампе, алкоголе, личных отношениях и гардеробе.



Встречаемся с Евгением днем для интервью, он в собственном неподражаемом стиле протягивает мне визитку с текстом: «Телефон я Вам не оставлю, адресок тоже, надеюсь, это была наша последняя встреча». Посмеялись совместно. И как будто я прошла проверку на чувство юмора, он протягивает мне свою реальную визитку с мейлом и телефоном.


Чичваркина не взяли руководить "Укрнафтой"

– Вы открыли, с ваших слов, наилучший винный магазин в мире. Отлично ли Вы сами разбираетесь в алкоголе?

– Для любителя и винопийца – нет. В отличие от всех других людей в нашей команде у меня нет проф и структурированных познаний. Я – инвестор, наблюдающий, сочувствующий, интересующийся.


Под ковром №31. Покемон Майкл и государственник Лурье

– Каково ваше роль в операционной деятельности компании?

– Ноль. Время от времени я обращаю внимание наших закупщиков на что-то, что мне показалось увлекательным. Иногда меня желают созидать покупатели либо я провожу экскурсионные туры по магазину. Я с наслаждением в этом участвую.

– Другими словами, вас можно именовать лоботрясом?

– Я – заслуженный лоботряс. Стратегические решения принимаются закупщиком Алистером Вайнером, Татьяной Фокиной и мной. Все тактические – только Татьяной.

– Татьяна является вашей супругой? Как вышло знакомство?

–  Татьяна не является моей супругой. Мы познакомились в 2010 году. Я находил ассистента для сотворения винного магазина. Татьяна пришла устраиваться ко мне на работу. Я сообразил: это судьба, и самому наилучшему винному магазину быть.

– Удается ли делить личные и рабочие вопросы?

– Они отлично переплетаются.

– Может ли Hedonism Wines (HW) существовать без вас?

– Если меня уничтожат завтра? Да, естественно. Я распиздяй, плохо говорю по-английски и дистанцировался от какой-нибудь роли в компании, потому она отлично может развиваться и расти без меня.

– Какое главное преимущество вашего магазина?

– Мы работаем над ассортиментом – самое тяжелое и нескончаемое поле для совершенствования. Все соревнуются красотой, картинами, вкусами, объемами, но это все размыто. Каждый год в различных странах на рынок выбрасываются маленькие порции алкоголя. Собрать у себя более значимую библиотеку – задачка, которую нереально выполнить даже на 10%. Просто никто не будет растрачивать таких абсурдных средств. А какие-то редчайшие вещи, которые все помнят с ценой в 280 баксов, мы можем поставить за 2500. Их нигде нету на рынке, а мы отыскали – и в этом наша мощная сторона. Мы не боимся брать за тыщу то, что вчера стоило 80.

– Какая в среднем наценка на продукт?

– Не скажу (Произнес, улыбнулся и закрутил ус. – Прим. ред.), но больше, чем на телефоны в «Евросети».

– На каких критериях работают ваши сотрудники?

– У нас очень добросовестная система рассредотачивания дохода меж людьми. Все за различными веслами, но в одной лодке, не нужно никого пинать. У продавцов – процент от прибыли, у менеджеров – от прибыли всех продавцов, у закупщиков – часть от определенной закупки, у управления – толика от результатов компании в целом. Все закупочные цены сотрудникам известны. Это обычная страна, тут не нужно скрываться.

– Есть утвержденный метод работы с покупателями?

– Нет, все люди личные. Самое не плохое, что есть в Англии со времен Елизаветы I, – reason and common sense (причинно-следственные связи и здравый смысл). Вначале наши люди должны быть образованными, понимающими, знающими. Есть такое понятие как «читать клиента». Если клиент торопится – спешим. Если колеблется – даем информацию и время поразмыслить. Такие чуть-чуть Чичиковы. К примеру, у нас был клиент, который заполучил дом в Лондоне. Ему необходимо было произвести воспоминание, и он обратился к нам, чтоб наполнить маленький подвал алкоголем, как будто он сохранился с XIX века. Мы общались с ним в протяжении 5 часов и посодействовали сделать коллекцию, выглядящую как исторически собираемая с 1870 года.

– Какой ваш безупречный клиент?

– Есть люди, которые молвят: «Какой неплохой магазин! Это Мекка! Я как ребенок в сладостной лавке: есть и то, и это, и мы тут провели два часа. Мы избрали A, B, C, D. Вау-вау! Я всем рекомендую, кто будет в Лондоне». А в “Фейсбуке” он ставит оценку четыре, которая портит нам карму. Вот все, не считая этого покупателя, возлюбленные. Я отношусь с почтением к его воззрению, но не люблю. Все другие: сложные, кто возвращал, кто не брал, кто «отвезите сюда, нет, поначалу – сюда, позже – разделите», кто «за это я заплачу позднее» – это полностью нормально. Но когда полный экстаз, а здесь четверка… Хоть какому человеку, если он не шизофреник, в целом у нас нравится.

– У вас есть особая зона, где можно испытать вина. Какова конверсия тех, кто дегустирует, а позже покупает?

– Люди приходят или за одним, или за другим. То, о чем вы гласите, припоминает автобус с туристами в селенье Маури, где предлагают испытать сок Гамми-ямми, а за углом можно приобрести бутылку за два фунта. Тут малость не так. Люди знают, за чем приходят. Может случиться незамедлительная конверсия, но в целом эти процессы распараллелены. Ну и цели у нас таковой нет. На Рождество у нас была высокая конверсия в промышленности: порядка 90%.  Я стоял на дверцах, приветствуя гостей, и следил за тем, чтоб всех обслужили. За некоторое количество дней мы продали 1200 разных линий. Мы специально поставили на вход стойку с очень прекрасным Dom Pérignon и Cristal, а с другой стороны – шестилитровые традиционные “стобалльники”. Мы верно даем осознать, что же это все-таки за место. При всем этом у нас представлены 900 вин ниже £30, стоимость на которые начинается с £11.80 за бутылку. При этом мы покупаем то, что вправду смачно, и не пытаемся нажиться в два конца.

– Что на данный момент предпочитают пить в мире?

– Весь прошедший год мы продавали тоннами традиционную бургундию, как белоснежную, так и красноватую. Японский виски, южноамериканский бурбон и макаллан – нескончаемая тема. Мы достигнули глиссады по ассортименту огромных бутылок: в ближайшее время много продаем шестилитровых бутылок.

– Они похожи на произведения искусства?

– Это сопоставимо с 500 лошадиными силами в городке, где ограничение 30 миль/час. Просто принципиально, что у тебя все есть эти “кобылки”.

– Что употребляют в Британии?

– Новые англичане со всего мира пьют все что угодно. Они любознательные. Молодежь предпочитает коктейли, образованные люди и аристократы пьют традиционные французские вина. Коренные англичане – понятно – пиво, без пены.

– В Британии вина пьют больше, чем в Рф?

– Уверен, что да. Во всяком случае, большая часть  точно пьет.

– Есть ли заинтригованность в российских винах?

– Вот у нас был «Ведерниковъ», мы его весь продали. Если б была налажена дистрибуция, мы бы продавали украинский и российский алкоголь. Тут много любознательных людей, обучающихся в винных академиях. Для их просто рай придти испытать всякую экзотику.

– Что скажете про популярность биодинамических и органических вин?

– Вот вчера как раз смотрел кинофильм «Безупречные незнакомцы». Очень забавная комедия! Хотя кому комедия, кому – не очень. Там обстебаны биодинамические вина:

– Это биодинамика!

– И что?

– Я заплатил 25 евро.

– И что сейчас, нам скинуться, что ли?..

Вероятнее всего, они полезнее. Но вино употребляют не из-за полезности. Его пьют из-за вкуса и оказанного воздействия. Все в большей и большей степени – из-за вкуса. По этому показателю биодинамика нестабильна – это раз и уступает очень – два.

Китайцы в прошедшем году…

– Посадили чиновников еще больше, чем винограда. Уже на данный момент есть достойный Айсвайн, который мы продаем. В Китай приехали иноземцы, приобрели зарубежную лозу и сделали все по технологии. Там вначале не было ничего китайского, как не было ничего российского в массандре, не считая надписи на этикетке и, понятно, соков, высосанных из китайской земли. Думаю, безбедные и западноориентированные люди будут употреблять его больше. Но все, что они произведут, сами же и выпьют.

– Как дела с маркетингом в HW?

– Из маркетинга у нас только импульсная зона с шоколадками и опьяненной вишней. У нас нет клубных и накопительных карт, не бывает скидок (даже на ящики), не бывает красноватой цены, не бывает «купи это, получи в подарок то» – ничего этого не бывает. Ноль расходов на рекламу, спонсорство и пиар. Я никогда никому не платил, журналистов не угощал, консьержам, водителям, экскурсоводам откаты и благодарности не приносил.

– А вы проводите какие-то мероприятия?

– 1-ый год делали, но позже закончили. Покупатели делают у нас личные действия. Так больше средств просто. Когда мы назначаем стоимость и каждый платит – это одно отношение к нам, а когда кто-то один платит за всех и приглашает к для себя – другое.

HW находится в престижном районе Мейфер. Дружите ли вы с соседями?

– Да-да, встречаемся. Мейфер – все та же деревня, которая была 250 годов назад. Который год тут работаешь, уже всех узнаешь.

– Ваш сотрудник Тимур Артемьев гласил, что вы «предназначены для Рф, где вы могли воодушевл